Проповедники очень часто используют фразу, что "Бог может исправить твою жизнь". Вроде бы всем очевидно, что фраза приелась и в нее никто не верит, а верующие люди все равно ее повторяют с завидной регулярностью. Давайте разбираться, что за хворь нас такая поразила, что мы никак не можем отойти от подобных шаблонов?

Наверное, не только я, но и многие более-менее наблюдательные люди замечали эту однотипность речи христиан. Особенно у ребят из протестантских церквей. Да и православные иногда не брезгуют подобными фразами, хотя надо отдать должное моим братьям - они стараются избегать явных банальностей. У кого получается рассказать о вере оригинально - объявляются гениями миссионерской работы.

Кстати, атеисты тоже не оригинальны в своих надеждах. "Во первых, Бога нет. А во вторых, я сам кузнец своего счастья, и не хочу ожидать от моря погоды". В каком-то смысле, утверждение не самое плохое. Уж точно лучше, чем "все пропало, надежды нет". В этой атеистической позиции, по крайней мере, есть готовность решать свою судьбу. И строить свою жизнь, а не топить порушенные чаяния от жизни в рюмке.

Христиане тоже хотят жить хорошо.

Христиане тоже пришли не с Марса. Они, как и многие, хотят решить свою судьбу, хотят быть счастливы, хотят забыть про страх будущего, хотят радоваться дню, заниматься любимым делом. Воспитывать детей, и радоваться их красивому здоровому виду.

Не надо судить о христианах по странным демотиваторам и пропаганде в роликах. Там жанр такой - эпатировать. В жизни мы намного банальнее. И, скажу честно, не сильно то отличаемся от окружающих. Вы каждый день сталкиваетесь по работе и на улице с сотнями людей. Вы можете пройти мимо искренне и глубоко верующего человека, равнодушно скользнув по нему взглядом и даже не выделив его из толпы. Потому что мы не зеленые человечки с Сатурна, мы мало чем отличаемся от вас.

Чем мы отличаемся?

Надеждой.

Наша надежда тоже свалилась не с Марса. Она - результат долгих лет пути. Взрослым людям не так-то просто подсунуть откровенную туфту и заставить на ее основе совершать нелогичные поступки. Полученная информация должна подкупать, она должна в самом деле быть "чем-то".

Чтобы человек стал православным христианином, он должен быть, как ни странно, не пустым недалеким человеком (такого как раз легче представить в трехбуквенных пабликах Вконтакте), а как раз глубоким, умным, ищущим, жаждущим взять от жизни больше, чем домашняя кошка или собака. Да и эти друзья человека, по правде говоря, лучше живут, чем их атеисты хозяева. Ибо в отличие от хозяев, им не надо работать. Их кормят. Людям же атеистический образ жизни обходится дороже.

За право прожить 70 лет, зная, что умрешь и уйдешь в никуда, надо еще и пахать. Зарабатывать хлеб в поте лица, иногда ощущая себя участником забегов белок в колесах. Что поделать, жизнь без глобальной идеи в конце-концов так и заканчивается. Заунывным духовым оркестром.

Те, кому ответы не нужны, рано или поздно привыкают к плоскому миру без вопросов. И - либо закрывают для себя поиск глубины, либо оную в других людях начинают, как сегодня говорят, "троллить". Приводя зачастую самые неубедительные аргументы. Один из самых неубедительных - преклонение перед наукой. Вот наука, мол, это важно. А все остальное - так...

Но давайте будем откровенны. Наука - это инструмент. Наука - это сложный молоток. Это хорошая отвертка. Это очень громкий рупор в виде сотового. Это, если угодно, усилитель наших природных возможностей. Не можем летать сами - построили самолеты. Не можем очень быстро бегать - построили мотоциклы. Хотим перемещаться в комфорте - построили машины. Хотим жить в тепле - построили жилища. Не хотим болеть - сделали лекарства и создали медицину.

Наука усиливает наши технические возможности сделать что-то.

Но живем мы не для того, чтобы вечно забивать гвозди в стены, или вечно болеть (пусть даже в самых идеальных больницах). Мы живем, чтобы испытывать эмоции. Предпочтительно - радости, счастья, радостного удивления, восторга, предвкушения. И так уж сложилось, что счастливыми нас делают другие люди и связанные с ними переживания. Мы хотим быть любимы. И мы хотим любить. Мы - не хотим быть одиноки. И самый лучший ученый, в конечном счете, хочет именно простого человеческого тепла, ласки, добра, простых и добрых переживаний. Да мы все этого хотим.

Увы, наши желания при нас же частенько и остаются.

Во первых, окружающие нас люди могут вовсе не разделять нашего стремления к глубокому и чистому чувству любви. Во вторых, даже найденная половинка может охладеть, остыть к тебе. Твои родные и самые любимые родители могут уйти из этого мира, оставив незаживающую пустоту в части нашей души.

Наверное, было бы очень скучно и нудно перечислять все те ужасы, которые можно было бы встретить на жизненном пути. Нет счастья большего, чем быть любимым горячо и пламенно. Но и боль люди умеют друг другу доставлять, что называется, в ассортименте. Либо собственным злым произволением, либо, что называется, от дурной головушки. "Связался с дурной компанией, подсел на иглу, бедняга мать бьется за сына". Знакомо?

А то.

Да и болезней в наши дни - ого-го. Лично ваш покорный слуга уже столкнулся и с головными болями, и панкреатитом, и ноги ломал, и давление подскакивало, и сердце бухало. Вопрос то не в этом, друзья. Вопрос в том, как НА САМОМ деле взять от жизни все!

Человек - очень адаптивен. Он умеет приспосабливаться. Он, если угодно, очень умело компенсирует недостаток положительных эмоций. Вот не доволен человек жизнью до конца? Ерунда, пробьемся!

И человек быстренько находит себе источник положительных эмоций. Это может быть что угодно - от бутылочки пива, до вкусных блюд за ужином, до компьютерной игры или сериала. Мы умеем затыкать дыры на потрепанном холсте наших мечтаний чем-то близким и земным. Некой такой карманной радостью.

Да-да. И атеисты, и христиане, мы все занимаемся одним и тем же. Мы штопаем наши порванные мечты. Разница лишь в качестве заплаток. У одного заплатка - в грязном, давно немытом стакане, помнящем пьяные заплетающиеся разговоры о взаимном уважении. У другого - в компьютерной игре по вечерам. У третьего - похождения на сторону. Наша душевная голь хитра на выдумку.

А теперь "тот самый вопрос".

А что, если заплатка настолько гениальна, что порванное полотно начинает смотреться даже лучше, чем мы себе могли представить? Что, если заплатка такая по качеству, что хочется сдернуть к такой то матери весь этот старый холст и натянуть на него небесной красоты картину из этой удивительной ткани? Именно с феноменом гениальной заплатки и столкнулись христиане.

Мы вдруг обнаружили, как плоски и тусклы на самом то деле были наши изначальные мечты. Ну в самом деле. Стал "кем-то", а тебе завидуют и ненавидят. Ты красив - тебе завидуют. Не красив - смеются. Был красив, постарел, стал некрасив. Любые цели имеют некий такой шлейф, как сегодня говорят, побочных эффектов. В две кровати не ляжешь. В две машины не сядешь. Счастья все меньше, одиночества все больше...

И тут бы и прийти к Богу. Но не все так просто.

Представьте себе, что где-то живет некий человек, очень вас любящий. Он на 150% может сделать вас счастливым, радостным, сильным, свободным. С ним вы просто неизбежно почувствуете - какая это вообще радость, любить, быть любимым. Да просто какая это радость - БЫТЬ. Но... Вы его не знаете. И вообще вам передали, что он есть. Вы лично никогда не встречались. И информация о том, что он к вам хорошо относится, в целом вас порадует, но и не более.

Вот именно таковы у большинства людей отношения с Богом. Допустим, есть Бог и ладно. Мне то что с того?

И в самом деле. Где-то там, непонятно где, некто, чьи цели и поступки мне не понятны, ну пусть даже существует. И даже вроде как абстрактно любит всех нас своей любовью. Что мне с того? Мы ведь помним и любим шершавые руки престарелой матери, мягкие прикосновения любимой женщины, парное дыхание родного и любимого ребенка. Нам осязания подавай. Любовь от незнакомца для нас лишь красивая абстракция.

Понимая, что полюбить Бога через пространства и расстояния достаточно сложно, мы бросаем взгляд на то самое доступное, что христианство сразу предлагает христианам, о чем я уже сказал. Надежду и смысл. Даже если эта жизнь (в моих глазах) не очень то и удалась и я увидел много боли, то...где-то там, в ином измерении есть мир удивительной радости. Где-то там меня будут ждать мои родные и близкие. Мама, любимая мама никогда не умрет. Она будет жить вечно. Просто не здесь.

Рай - понятие достаточно замызганное. Говоря "Рай", мы как будто обращаемся к какому-то плоскому и неинтересному (и нудно-нравоучительному) образу из мира неграмотных верующих бабушек. Но знаете...Кто пережил клиническую смерть и испытал эту радость, повторяли "я ни за что не хотел возвращаться... там такая радость, тело такое здоровое, такая свежесть, а наше земное тело как будто мешок со свинцом".

Радость. Молодость. Красота. Здоровье. При этом окружающие полны этой же радости. Выходя под солнце не этого мира, ты видишь не озлобленных соседей и не мешки с чужим мусором у забитого мусоропровода и не грязь в подъезде. Ты - видишь юных и прекрасных людей, от которых радуется душа. Ты испытываешь внутри такое ликование, что хочешь поднять к небу руки и начать петь что-то мелодично-прекрасное.

И сам ты прекрасен в этом мире, как молодой принц. Слишком смело? Но так утверждает христианство. Что ты ценен, прекрасен, что ты и есть принц, наследник радости, царский сын в чудесных садах.
Христианство тебе говорит - твоя ценность поистине космическая. Но не в дешево-бульварном стиле с изображением позы лотоса на обложке. Космическая, это значит, что о тебе думают, тебя любят, за тебя готовы умереть. Тебя рады видеть. Тобой готовы любоваться.

Да, это все абстракция. А христианство не очень-то любит абстрактные вещи. Они - предмет сокровенных мечтаний человека. Но христианство в своей сути призывает людей действовать. Христианство предлагает - начни читать Евангелие, приходи хотя бы иногда в церковь, постарайся хотя бы понять, что происходит на службе, изучи чуть больше о вере, прими крещение. И - ты заметишь изменения в себе. Ты - начнешь понимать.

Но - главное, что ты откроешь для себя надежду и радость.

На что это за надежда? Попытка ее понять похожа на попытку дать формулу чудесного утра, с пением жаворонков и чудесным свежим ветерком, пахнущим благоуханной свежестью росы. Попытка ее объяснить как будто превращает чудо в сухую формулу. Под ножом литературного препаратора она умирает.

Но выглядит все как-то вот так:

Открыл Евангелие.
Прочитал половину.
Мало что понял.
Но что-то почувствовал.
Снова почитал.
Снова почувствовал.
Может показалось?
Почитал другую книгу.
Ни в одном глазу. Ничего не почувствовал.
Снова открыл Евангелие.
Какой-то небесной свежестью повеяло.
Ух ты...
А вдруг мечта о ином мире радости - правда?

И вдруг рождается она самая - новая мечта. Вы вдруг начнете понимать, что именно обещает христианам Евангелие, что именно обещают Христос. Попытка это пересказать для вас может прозвучать неожиданно пошло. Но ваше собственное понимание поразит вас же своей красотой. Вы поймете, что боль может уйти навсегда, что все проблемы с надеждой на Бога становятся проще, и у жизни появляется удивительно глубокий смысл.


Вы поймете, что смерти нет, и жизнь - есть достаточно оживленный вокзал перед отправкой в удивительное путешествие. Причем вокзал с очень важной функцией - нужно встать в правильную очередь, купить правильный билет, и в правильной компании сесть в правильный поезд.

Соборная молитва по соглашению "Доброуст". Кол-во имен не ограничено!