Клавдия Устюжанина
Весь православный мир потрясла удивительная история, случившаяся с Клавдией Никитичной Устюжаниной, жительницей города Барнаула. Этот рассказ записан верующей женщиной со слов самой Клавдии Устюжаниной, ныне покойной.

«В 1962 году я заболела раком. Лечилась три года, однако улучшения не наступало, а наоборот, я становилась все слабее, пока не попала в больницу в очень тяжелом состоянии.

Меня осмотрел профессор из Москвы и принял решение делать операцию. 19 февраля в 11 часов я была на операционном столе. Во время операции я умерла. Об этом я узнала потом, а вот когда разрезали мне живот, я видела себя со стороны. Я стояла между двух врачей и смотрела с ужасом на свою болезнь. Я думала тогда: почему меня две? Почему я лежу и я стою? Я не понимала своего состояния.

Врачи достали все мои внутренности, выкачали из кишечника много жидкости. И вынесли мне приговор: «Ей жить нечем», -сказал профессор.

Тогда было решено отдать мое тело молодым врачам для практики. Я все это видела и слышала, пыталась обратить на себя внимание, но безуспешно. Меня, то есть мое тело, отвезли в морг.


Я шла следом и удивлялась: почему я «раздвоилась»? В морге я лежала голая, прикрытая простыней. Видела, как пришел мой брат вместе с моим сыном Андрюшей. Мой мальчик горько плакал, причитал, я обнимала его, утешала, говорила, что я жива, но он не обращал на меня никакого внимания. Брат тоже плакал, я это очень отчетливо видела.

Неожиданно я очутилась дома. Там были моя родная сестра и свекровь от первого брака (с первым мужем я не стала жить, потому что он был верующим). В доме тут же началась дележка моих вещей. Я жила богато, потому что работала в магазине, так что имущества у меня было много. А накоплено оно было неправедным путем, обманом.

Я видела, что лучшие вещи забрала моя сестра. Когда свекровь попросила ее оставить что-нибудь для мальчика, сестра стала ругаться и напоследок заявила, что этот ребенок - не от ее (свекрови) сына, и не надо за него переживать.

Потом я полетела ввысь. Я была очень удивлена тем, что лечу над Барнаулом, как на самолете. Затем город исчез и стало очень темно. Как я летела, объяснить не могу. Темнота продолжалась долго, потом стало очень светло, так, что больно смотреть.

Я оказалась лежащей на некоем черном квадрате, сделанном из чего-то мягкого. На этом квадрате я полетела дальше по какой-то широкой аллее, вдоль которой росли кустарники с тоненькими веточками и очень красивыми листьями.

Я подумала: где же я нахожусь? Город это или село? Кто здесь живет? Потом я видела женщину, удивительно красивую, в длинной одежде. Рядом с ней шел юноша, который плакал и что-то просил, но она не обращала внимания. Я еще подумала: что же это за мать, которая не жалеет ребенка?

Когда они приблизились ко мне, юноша повергся ей в ноги и снова стал что-то просить, но я ничего не поняла. Я хотела спросить: где я? Но женщина заговорила первая. Сложив руки на груди и подняв глаза к небу, она спросила: "Господи, куда ее?" И тогда я сильно вздрогнула, поняв, что я умерла. Мне стало страшно оттого, что я вдруг как бы увидела свои грехи и поняла, что теперь придется за них отвечать.

Я хотела увидеть Бога, стала искать Его, но ничего не видела, а только слышала голос, который произнес: «Верни ее на землю, она пришла не в свой срок». Тут я поняла, что эта женщина - Царица Небесная, а юноша - мой Ангел-хранитель, который умолял Ее за меня.

А Господь продолжал говорить: «Надоело Мне ее богохульство и смрадная жизнь ее, Я хотел стереть ее с лица земли без покаяния, но Меня умолил ее отец своей непрестанной молитвой».

Затем Он сказал: «Ей нужно показать место, которое она заслужила». И вмиг я очутилась в аду. Полезли по мне странные змеи с длинными огненными языками. Эти змеи буквально впились в меня, мне было так больно, так мучительно, а помощи ниоткуда не было. Там стоял невыносимый смрад, я кричала.

Потом все закружилось, и я снова полетела. Вдруг я увидела нашу церковь, которую в своей жизни я много раз ругала. Из нее вышел священник, весь в белом и сверкающем одеянии, но только с поникшей головой.

Тогда спросил меня Господь: кто это? Я ответила, что священник. А Господь мне отвечает: «Ты говорила, что он тунеядец. А он не тунеядец, а истинный пастырь, а не наемник. Так вот знай, какой бы священник не был, он служит Мне. А если он над тобой не прочитает разрешительную молитву, то Я тебя не прощу».

Тут я стала просить Его: «Господи, отпусти меня, у меня есть сын, он остался совсем один». «Тебе его жаль?» - спросил Господь. Я ответила: «Очень жалко». «Тебе одного ребенка жалко, - сказал Господь, - а у Меня вас столько, что нет такого числа. Вы все стремитесь к богатству, делаете всякую неправду.

Видишь, как расхищают твое имущество, которым ты так дорожила. Имущество твое расхитили, ребенка отдали в детский дом. А твоя грязная душа явилась передо Мной. Надо спасать душу прежде всего, ибо век мизерный остался, скоро приду судить вас. Молитесь». Я спросила: «Как мне молиться, я никаких молитв не знаю».

Господь ответил: «Не та молитва дорога, которая выучивается наизусть, а та, которая произносится от чистого сердца, из глубины души. Встань в любом месте и скажи: прости меня, Господи, помоги мне. Я вас вижу, Я вас слышу».

Здесь же появилась Божья Матерь и я снова очутилась на том квадрате, но уже не лежа, а стоя. Потом Богородица пошла от меня к воротам неописуемой красоты, от которых исходил такой свет, что человеческими словами его не описать. Со мной рядом остался Ангел.

Ворота отворились перед Богородицей, Она вошла внутрь дворца или сада. Я подумала, что это рай и попросила Господа показать мне его.

Когда Богородица вернулась, я услышала голос: «Царица Небесная, покажи ей ее рай». Богородица взмахнула рукой, и на левой стороне я увидела: стоят черные обгорелые люди, как скелеты, несметное число. Они так стонали, просили пить, но им никто не давал ни капли воды.


Мне было страшно, я услышала, что они говорят: «Эта душа пришла из земного рая. Для того, чтобы заработать ароматный запах на Небеси, надо на земле верой, правдой служить Богу для спасения своей души».

Тут Царица Небесная показала на этих черных людей и сказала: «У вас в земном раю богатая милостыня. Господь сказал: кто чашу воды подаст во имя Мое, получит награду. А у вас не только воды много, у вас всего в достатке, поэтому давайте милостыню. Одной каплей воды могут насытиться несчетное количество людей здесь...»

Потом я оказалась в тартаре еще хуже, чем был. Там была тьма и огонь. Ко мне подбегали бесы с хартиями, в которых были записаны мои грехи и показывали мне свои ужасные записи. У них изо рта вылетал огонь, мне было так страшно. Бесы били меня, в меня впивались какие-то искры, от чего я испытывала сильную боль.

Там были люди, много людей, изможденных страданиями. Они говорили мне о том, что в земной жизни не признавали Бога, не делали добрых дел, и что я теперь буду вечно находиться там с ними. Мне давали есть червей и всяких гадов за то, что я в земной жизни не соблюдала посты.

Моя душа трепетала от ужаса. Потому я вместе с Богородицей стала подниматься вверх, а внизу люди стонали: «Божья Матерь, не оставляй нас!» Я очутилась на той площадке, где первый раз увидела Богородицу. Она сложила руки на груди, подняла глаза к небу и спросила: «Как мне с ней поступить?» А голос Господа говорит: «Спусти ее на землю».

Тут же откуда-то появились тачки, 12 тачек без колес, и все они двигались. Мне пришлось переступать с тачки на тачку, как велела Царица Небесная.
Когда мы подошли к последней тачке, она оказалась без дна. Божья Матерь сказала: «Иди вперед».

Я говорю, что боюсь, упаду. «А нам и надо, чтоб ты упала», - говорит Она. «Но я же убьюсь!» - «Нет, не убьешься!» Богородица дала мне в руку косу, сплетенную в три ряда, и сама держала ее за конец.

Она тряхнула косой, и я полетела на землю. На земле я увидела, как едут машины, идут люди. Видела, что лечу над рынком, но не приземляюсь, а продолжаю лететь к моргу, где лежало мое тело.

Морг был закрыт, но я каким-то образом прошла через стену и увидела свое мертвое тело: голова немного свисла, бок прижат к другому мертвецу.
Как и когда я вошла в тело, я не знаю, но я осознала это, когда почувствовала холод. Я кое-как согнула колени, съежилась от холода, повернулась на бок.
В это время как раз привезли нового мертвеца.

Я открыла глаза и увидела санитаров, а они в ужасе убежали. Позвали врачей. Меня снова отвезли в больницу и стали отогревать. Через два часа я заговорила. На моем теле было 8 швов, так как на мне практиковались студенты.

Тело мое было полумертвое, но все же на 20-й день я смогла поесть.
Мне предложила блинчики со сметаной, но я отказалась, так как была пятница. Я рассказала врачам, где я была, и что там тех, кто не соблюдает посты, заставляют есть червей.

Врачи меня слушали сначала с опаской, думая, что я сошла с ума, а потом с интересном и вниманием. Много народу приходило слушать мой рассказ о том свете. Я все рассказала, что видела, а главное, что у меня ничего не болит.
Дело дошло до того, что милиция стала разгонять от меня народ, приходивший подивиться (слух разнесся по всему городу).

Меня перевели в другую больницу, где я окончательно поправилась. Но врачи не могли понять, как я живу практически без кишечника, ведь у меня рак в последней стадии.

Решили сделать еще одну операцию. Главный врач Валентина Васильевна Алябьева вскрыла брюшную полость и обнаружила, что все мои внутренние органы - как у ребенка. Врачи были просто в шоке, они не понимали, как такое могло произойти. Мне делали операцию под местным наркозом, я во время операции разговаривала, и мне совсем не было больно.

Врачи пришли к единодушному мнению, что меня, как они выразились, Бог переродил. Валентина Васильевна от меня не отходила, выхаживала, кормила, чтобы никто не причинил мне зла, ведь мое исцеление не очень понравилось врачам, делавшим мне первую операцию, так как им было невозможно доказать, почему они отправили в морг здорового человека, хотя они видели, что мой кишечник практическим сгнил.

Когда я вышла из больницы, в первую очередь я пошла в тот храм, к тому священнику, которого называла тунеядцем. Попросила прощения, исповедалась, причастилась, освятила свой дом.Потом я пошла в райком, и сдала свой партбилет, так как прежняя коммунистка и безбожница Клавдия умерла. И с тех пор регулярно хожу в церковь и стараюсь жить по-христиански».

Соборная молитва по соглашению "Доброуст". Кол-во имен не ограничено!