На флоте (английском) существует классный принцип оценки карьерной перспективы того или иного матроса. Кто станет адмиралом? Умный и ленивый. Кто станет его помощником? Умный и инициативный. Кто будет боцманом? Глупый и ленивый. А кому так и оставаться матросом? Глупому и инициативному. Глупость вкупе с инициативой и неистощимой энергией способны творить чудеса разрушения.

Казалось бы, все просто. Просто не надо глупому давать действовать, выпуская вперед умного. Эх, да вот только не все так просто. Во первых, умному в силу его ума может быть очевидно, что "действовать не надо" и потому он пассивен, занимает выжидательную позицию. А глупому может показаться, что умен именно он, раз готов действовать. Ведь раз действовать готов именно он - он и прав, просто в силу своей активности. И потому так часто именно глупые инициативы появляются на свет.

Так появлялись на свет люди, которые "знают, как надо" и готовы вести нас в светлое будущее. Так рождались политики-чудовища. Так рождались религиозные фанатики. Лишь ум, помноженный на опыт и на филигранное и очень скупое действие - дают нужный результат. Но опыт приходит с годами. И вот до получения опыта есть "тот самый период", когда можно "наломать дров". Стать тем самым "глупым и инициативным". Глупым не в смысле "физиологических особенностей мозга", а в силу отсутствия должного опыта.

Почему я заговорил о мудрости и ее противоположности? Потому что я вижу, как хорошие, пламенные христиане угождают в хитрую ловушку. Более того, я сам могу в нее попасть и потому готов тратить время и силы на анализ и оценку угроз. Ловушка серьезна тем, что объективно меняет людей и не в лучшую сторону. Более того, дошедший до конца в своем попадании в ловушку оказывается в глубокой прелести, в расколе, в отходе от Церкви.

Сначала давайте оценим красоту ловушки.

Дано. В начале пути у нас есть христианин, в силу некоего потрясения или просто горячности натуры ставший пламенным христианином. Вы таких можете найти и на YouTube, и в роликах и в социальных сетях. Он потому там, в медийном пространстве и есть, что "не может молчать". Горячая вера побуждает его "сделать что-то для Бога" и движимый ревностью и жаждой угодить, человек начинает производить некую медийную продукцию - диски, ролики, статьи, репосты. Этот человек безусловно верующий, причем очень и очень горячо. Таковой легко умрет за Бога, если бы встал такой выбор.

Обычно это не священник, а обычный парень (реже девушка). Обычно ему (ей) около 30 и он скорее молод, чем стар. Хотя и глубокие старики подобной модели поведения тоже встречаются.

Жажда действий этой пламенеющей души видна по кол-ву роликов, которые он выпускает, по участию в православных акциях, по жажде борьбы с кем-то, вообще по жажде действовать, действовать, действовать. Он хочет спасать людей от ада.

Он готов бороться, переделывать общество, строить новый мир, включаться в общественные организации и движения и/или создавать свои, новые. Сначала работая бесплатно, впоследствии он начинает просить деньги, так как ему перестает хватать его собственных ресурсов для развития. Он просто не в состоянии остановиться, ему позарез нужно поддерживать и наращивать выбранный им курс.

Сначала тебе все нравится в этом человеке. Искренность, горячность, правдивость. Но потом, шаг за шагом в его высказываниях начинает мелькать нечто... эдакое. Претензия на учительство, на знание истины. Этого становится все больше и больше. И доходит до убежденности, что ему подвластно спасать людей своей проповедью, своей медиа-активностью, и ему (ей) надо дать как можно более широкую трибуну, в идеале - сделать лидером крупного общественного движения.

А еще у него (нее) появляется отрицание других. "Те - в ереси, эти - заблудились, а этот - вовсе не христианин". И самое главное - он с подозрением начинает смотреть на собственную Церковь, подозревая ее в заблуждении. "Церковь или ее главные представители зашли не туда" - думает и озвучивает вслух этот человек.

Ему может не нравиться в мире многое. Например, ИНН и паспорта. И он начнет с ними бороться. Начинаются массовые репосты, содержащие борьбу с ересями, экуменизмом, какими-нибудь инициативами правительства, с социальным строем. И все это может быть активно пересыпано терминами "брат", "сестра", "любовь", "быть во Христе", "истинная вера", "истинная церковь", "православный царь", "святая Русь". И, самое интересное - он прав. Мир правда не супер. Проблема в другом.

Этот человек поверил, что может что-то изменить. Проблема не в его вере. Проблема в том, что эта вера и жажда действовать не основана на объективной святости, она основана на прелести. Человек поверил, что имеет право быть нравственным маяком для миллионов. Не будучи свят сам, таковой человек хочет поменять других и государственное устроение. Это похоже на операцию не стерильным, а помытым в обычной кухонной раковине скальпелем.

В этой борьбе ревнитель сначала начинает меняться сам, а потом начинают меняться его соратники. И ты с ужасом видишь. Вот был добрый парень или девушка. И вот уже спустя годы - радикал. Вполне искренне рассуждающий о том, что "надо физически наказывать грешника", чтобы "он получил наказание здесь, а не на том свете".

Ловушка захлопнулась. Не обладающий мудростью поверил, что "он умнее мудрых" просто потому, что готов действовать. Собственные тезисы уже не оспариваются, возражения не принимаются. Массовая поддержка соратников и сформированной аудитории подкармливают эго, тайно росшее в тени вполне искренних и заслуженных похвал.

Человек по прежнему верит в Бога, верит горячо. Но - он все более и более становится зилотом, ревнителем не по разуму. Он все ближе и ближе к расколу. Его душа знает, что он хорошо делает, ревнуя о Господе, но духовная гордыня не дает ему увидеть отсутствие у него должного опыта, чтобы не то, что менять мир. Он не способен увидеть опасные духовные отклонения даже у самого себя.

Будь он смиренен сердцем, он бы остановился. Но он уже привык к трибунам, к массовому одобрению. Та часть его души, что славит Христа, ощущает духовную радость и он переносит это ощущение и на свои ошибки, не замечая растущую гордость.

Со стороны это отклонение увидеть очень легко - человек искренне верит, что имеет право менять мир, а значит - себя считает лучше этого мира, имеет в себе ценность, которая обогатит этот мир. Это обычная и банальная духовная прелесть. В нее впадают и священники, и миряне. В эту ловушку может попасть любой неглупый человек с хорошо подвешенным языком и аналитическим складом ума.

Вот характерные признаки попадания в ловушку:

1. Человек не может сказать себе "помолчу ка я месяц и не буду ничего писать, ведь мир жил до меня и будет жить без меня". Попавший в эту ловушку будет уверен, что каждый его день - бесценен, ведь он же "меняет мир", как же он может молчать?

2. Заболевший этой болезнью имеет ответы на все вопросы. У него их много - ответов. И нет вопросов. Он никогда не спрашивает, но всегда отвечает - на самые разные духовные вопросы. Такое ощущение, будто он знает все обо всем.

3. Он не выносит несогласия с собой. Несогласные сразу банятся, диалог отсутствует, в комментариях оставляются только "подпевалы". Еще он может называть несогласных с собой слугами тьмы, работающими на врага и т.д Сам он априори, работает, само собой, не иначе как на Христа. И искренне в это верит.

Так может и в этой статье я не прав? Ведь я тоже пытаюсь как будто бы учить. Возможно! Доверять мне без оглядки нельзя и мои слова надо проверять по святым Отцам.

Чтобы проверить тезисы этой статьи, попробуйте в интернете найти ответ на вопрос "почему в православии не особо популярно миссионерство"? Почему святые (подлинно святые) бежали от мира? Почему они постоянно говорили "молитва, молитва, молитва и еще раз молитва"? Почему они не говорили "иди, проповедуй"?

Моя версия - Православие потому и несет в себе неземную глубину, что родилось в тиши пещер, в затворах, в молитвах. Подлинное православие с его космическим объемом бежало от желания менять мир. Святые меняли себя. И им было не до учеников. Учеников они брали не охотно, зная, какая это ответственность.

Лишь к концу жизни известный святой Серафим Саровский, будучи глубоким старцем, оставил затвор и вышел учительствовать к людям. Вся жизнь ушла на борьбу с собой и врагом. И лишь недолгие годы до смерти - учительство. И так - у большинства святых. Сначала кровь, кровь, кровь и слезы к небу. В тишине. И лишь потом, как будто бы и не охотно - слова мудрости.

Сегодня же как будто все наоборот. Молодые готовы проповедовать - не познав страданий, не испив горечи ошибок и духовных падений и не погасив кипение собственных страстей. Эти страсти в итоге проникают в их веру, делая их радикалами. Их жажда действий нашла неверный выход - не в молитвах, не трудах для ближнего (то, что такие люди называют трудами, ими не является). Их жажда деятельности вылилась в изменение мира вокруг себя, в борьбу - с помощью речей, пусть даже умных и пламенных. И при этом они верят, что именно в этом и заключается их "дар ближнему". Знали бы они, что каждый второй готов нести такой "дар" - учить, вести за собой. Учить хотят все. Мало кто хочет работать над собой, в тишине и плаче.

Молодые создают движения, которые становятся радикальными и скорее искажают христианство, внося в него не изжитые страсти. Итог закономерен - активные и неопытные начинают "представлять христианство" в медийном пространстве, формируя странный имидж верующих. И самое опасное, что они - искренни, искренни глубоко и пронзительно. И потому - им верят.

И это один из уникальных артефактов нашего времени. Ранее у людей не было столь больших возможностей по медиа-трансляции самих себя. И потому мы должны быть духовно осторожны. Ведь мы можем в интернете наткнуться на подобных проповедников и заразиться их образом мысли. Их легко узнать. Почти все они - не священники, создают (или участвуют) в общественных организациях, активно снимают ролики с собой, или пишут посты на злобу дня, почему-то им интересна политика, они активно пытаются сделать страну религиозной и проповедуют. А еще они собирают деньги на свою активность.

Конечно, христианин должен бороться. Но ТОЛЬКО С СОБОЙ. Не с собственным паспортом. Не со взглядами соседа на веру. С собой. Потому что враг проникает не в паспорт, а в сердце и ум. И эту борьбу, грубо говоря, вообще нельзя как-либо увидеть. Но легко можно понять думающему человеку.

Что мешает мне быть оправданным и попасть в Царство? Мои неправильные действия. Кто их совершает? Я. Если даже меня подбивают на неправильные действия, то кто их принимает? Я. Потому что враг рода человеческого за меня не грешит. Грешу я. Значит, в голове и сердце у меня есть "точка согласия" с грехом. Это граница, таможня. Парламент и президент в одном лице. Я сам свой самый страшный враг. Вся суть чистой жизни - наладить работу внутренней таможни должным образом. Если я никогда не соглашаюсь с врагом, значит - я свят.

Давайте представим себе, что у меня есть запас "патронов" чтобы защитить свою таможню, где роль "патронов" выполняет моя воля. Если я буду бороться "не только с собой", я сливки своей воли буду тратить на других, размывать силы. Во первых, я для начала решу, что "имею право судить других" (значит, подспудно считаю себя "понимающим лучше других"). Во вторых, я все силы души брошу на защиту ЧУЖИХ границ, защищая от греха других. Своя собственная таможня, пропускающая в мое сердце и ум греховные помыслы, дух осуждения, небрежения, самолюбия будет брошенной. Чтобы довести защиту своих границ до абсолюта, человек уходит в монахи, чтобы вообще отложить даже мирские дела, сосредоточившись на полном контроле собственных границ.

Если я делаю репосты материалов, что "кто-то не прав" - я осуждаю. Если я призываю менять мир - я зову ВАС в СВОЮ утопию, ибо я не призываю менять мир под вас. Было бы слишком наивно так думать. Я меняю мир под себя и хочу, чтобы вы мне помогли сделать его удобным именно ДЛЯ МЕНЯ. При этом я убежден, что вам будет хорошо в моем мире и вы меня будете за это благодарить. Потому что самому носителю идеи очень даже комфортно внутри его реальности.

Любой радикал видит в вас лишь рабочую единицу изменения мира под самого радикала. Отнюдь не под вас. Возможно, вы видите для себя некий интерес в том конечном облике мира, который предлагается, но - насколько вы уверены, что конечный результат понравится вам? Что произойдет, если все откажутся от паспортов? Что будет, если верующие христиане начнут бить в лицо человека другой веры?

Вот такие у меня мысли.

И поскольку я описал опасность претензий на знание истины, я тут же напишу. Мое мнение - не истина! Вы можете смело закрыть эту статью и поступать, как вы хотите. Бороться с ИНН, если считаете нужным (и, возможно, будете правы). Рвать свой паспорт, если вам так спокойнее и вы верите, что так спасение будет ближе. Репостить все, что вы хотите и что не противоречит действующему законодательству. Вступать в любые организации, в том числе радикальные и выходить из них, если сочтете нужным. Вы можете смело не соглашаться со мной. И столь же смело соглашаться. И я имею полное право на все вышеперечисленное.

Мы имеем право быть разными. А еще у нас есть слова Евангелия и две главные заповеди - любить Бога и друг друга. А насколько хорошо у нас это получилось, и каковы были наши подлинные мотивы - рассудит Господь Бог на своем праведном суде (и в особо тяжелых случаях - уголовный кодекс).

Аминь.

Соборная молитва по соглашению "Доброуст". Кол-во имен не ограничено!