Георгий Победоносец
Сегодня, 6 мая, в день твоей памяти, о великий угодник Божий Георгий, я взываю к тебе с нашей многострадальной земли. Я дерзостно назвал сие обращение письмом, а не молитвой. Кто я такой, чтобы посметь написать тебе новую молитву? Но и кто я, посмевший писать письмо в небеса? Всего лишь слабый человек, полный самых тяжких недостатков. Я пишу это письмо с надеждой, что твоя небесная радость, сладость Святого Духа победит мои немощи и ты - услышишь меня, услышишь благосклонно. Более того, я молю тебя, святе, что ты услышишь и тех, кто прочитает это открытое письмо и мысленно согласится с ним.

Великий Георгий, для меня твой путь - идеал христианина. Сам я не храбрец, и не имею такой горячей пламенной веры до смерти, как у тебя. Святе Георгие, ты воплощаешь в себе все то, чего лишен я сам. Я никогда не был ни сильным, ни храбрым, ни полным внутреннего достоинства. В детстве я был самым слабым в классе, вечной мишенью для битья после уроков. В зрелом возрасте я лишь музыкант. Вновь лицо скромное и по меркам сего мира - слабое. Иногда я ощущаю себя вечным Пьеро, персонажем кукольного цирка, чья работа - веселить людей. И для меня радость любоваться твоими иконами, и представлять твой истинный, чудный и без сомнения достойный восхищения вид.


Не смотря на то, что все однозначно - ты воистину наследник Божий, дивный цветок Царства небесного, офицер в небесном воинстве и вообще вдохновитель православного воинства, мой жизненный опыт подсказывает мне, что не все так было просто и в твоем жизненном пути. Ты рано потерял мать и отца. Могу себе представить, как это больно в том древнем, безжалостном мире.

Ты вообще рано "узнал жизнь". У нас вот и в 40 лет многие люди жизни не знают, в нашем местами уютном и выверенном мирке. А воинская служба в Римской империи вряд-ли была очень уж романтичным времяпровождением. Я вот вообще в армии не служил, а ты - сохранил и приумножил веру в Господа Иисуса Христа в довольно циничных условиях казармы. Прими мое искреннее восхищение.

Ты вообще стал одним из самых восхищающих святых. Думаю, достойно и по праву. В самом деле, какой подросток (да и взрослый тоже!) не восхитится, представив сильного, гордого, красивого воина на белом коне, избавляющего женщину от опасной морской твари. Пусть мы слабые, пусть лично я далек от облика подлинного мужчины, мечта о истинном мужестве живет внутри, как генетическая память о силе, чести и славе. Чего уж удивляться, что для меня, скорее ученого, нежели воина, именно ты стал воплощенной мечтой об идеальном облике мужчины.

Ты вдохновляешь не только меня, но и многих других тоже. С затаенным удивлением и даже восторгом я вижу, как твой светлый образ покоряет разных, столь непохожих друг на друга людей. Казалось бы, с юными монахинями из монастыря все ясно - для них светлый воин в небесных доспехах, это некая "дозволенная мечта". Но тебя любят и монахи с Афона (да и не только с Афона). Видать и в них сильна эта мечта об истинном облике мужчины. Как бы мы не отказывались от мира, от ряда удовольствий, от целого набора идентичностей, нас всех одинаково притягивает сила, честь, храбрость, помноженные на святую веру. Силу в сочетании с верностью и святостью мы ценим вне зависимости от того, где мы живем и кто мы. Твой светлый облик стал воистину интернациональным.

Самое удивительное, что о тебе не сохранилось информации. Не осталось достоверных источников, до нас они не дошли. И тем удивительнее слава, которую Господь счел нужным оказать тебе, святе Георгие. Значит, счел нужным и правильным, чтобы сам твой облик вдохновлял людей на подвиг.

Иногда я размышляю о том, как же это прекрасно - быть тобой. По правде говоря, я не вполне прав, размышляя подобным образом. Мне дана моя собственная жизнь и я (по крайней мере в настоящее время) пытаюсь хоть как-то в меру моих скромных сил угодить Богу. Но, наверное, меня расстраивает невозможность в наши дни совершить такой же славный путь, какой был у тебя (да и не пройти мне твой путь). И потому, остановившись и подумав, я начинаю понимать, что нужно ценить свой собственный путь.

Мы сильны в нашем разнообразии. И все же, представляя себе ту любовь, с которой встретил тебя Господь после твоего подвига, я невольно прихожу в восхищение. Как блаженна душа, входящая в Царство небесное подобным образом! И эта радость за тебя неким образом отрезвляет меня самого, ведь начинаешь думать, что делаешь недостаточно, служишь Богу недостаточно горячо. Ведь на фоне истинных святых себя ощущаешь тусклой гаснущей искрой на ветру.

Я нуждаюсь в помощи. Мои родные нуждаются в помощи. Мои читатели нуждаются в помощи.

Ведь моих сил уже явно недостаточно. Я уже иногда боюсь просто упасть на той или иной службе во время клиросного служения. Физические силы покидают меня. Мой голос, мой рабочий инструмент служения Богу - тоже покидает меня. Зато страх почти никогда не покидает меня. Страх перед небытием, перед адом, перед последней чертой. Страх покинуть землю и быть отринутым небесами. У меня достаточно грехов, чтобы навеки обосноваться в аду. А так хочется быть с вами небесными, быть в небесной любви, быть с теми, кто тебя понимает. Думаю, и мои читатели согласятся с этой мечтой.

Я взываю к тебе, святе Георгие. Не оставь меня. Я не идеал, но и я, слабый и полный страха - могу любить тебя, как небесного брата. Любить с тайной надеждой не быть забытым и оставленным. А еще мы можем, как сегодня модно говорить, устроить с моими читателями флеш-моб. И каждый, кто прочитает эту статью и мысленно согласиться с ней, станет одним из тех, кто так же уповает на твою святую помощь. Не оставь нас, земных сирот.

Чего мы ждем, о чем мечтаем, о чем просим тебя, святе Георгие?

Мне не надо денег, не надо даже здоровья. Мне надо лишь угодить Господу. О чем бы я мечтал? Драгоценный Георгий, воитель небесный, не попусти мне прожить пустую, бесцельную жизнь.

И если настанет день, когда станет очевидно, что я более не могу приносить пользы небесам, умоли Господа достойно завершить мою земную жизнь. Ибо нет для меня ничего более страшного, чем жить "просто так", бесцельно, вхолостую. Думаю, и многие мои благочестивые читатели не хотели бы оказаться в ситуации потери веры, вялой жизни в синеватом тусклом полумраке телевизора.

Да, я прошу многого. Я прошу направлять меня ко спасению. И покрывать меня от тех несправедливостей, что могут сломить мои скромные силы. Если мне кто-то будет мешать осуществлять волю Божью, помоги и мне и этому человеку, вразуми его. Желательно не огненным мечом, а любовью и ко спасению. Если наступит ситуация, когда я столкнусь с несправедливостью, помоги мне преодолеть эту ситуацию достойно. И когда я сам буду неправ, напомни мне, что я и сам несу в себе бездну грехов. Будь мне старшим братом и покровителем. Да, у меня есть и мой драгоценный покровитель, Димитрий Солунский, но ведь и я, не смотря на слабость, амбициозен. Два великих небесных брата - сладкая мечта.

И прости меня. Прости великодушно, если я был неправ перед тобой, словом или делом. Прости, как могут прощать лишь небесные, добрые и сильные. Истинная сила всегда добра, не злопамятна и не имеет слабостей. Яви эту силу и на мне, грешном, слабом, завистливом, недобром и отчаявшемся человеке. Ведь как бы я не был слаб, в небесное, святое добро я верю. Верю и в твое заступничество. Не по моим немощам, а по твоей доброте.

Буди мне земным путеводителем ко небесному Царствию, святе Георгие, да вместе едиными усты и единым сердцем прославим Господа Иисуса Христа, во Святей Троице. И приими нашу любовь. Пусть она переживет звезды.

Соборная молитва по соглашению "Доброуст". Кол-во имен не ограничено!