Астрономия и цветоводство, химия и информатика - такое интересное сочетание интересов было у меня - молодого мальчугана с пытливым умом. Жажда копаться в земле и садить георгины у меня сочеталась с такой же неуемной жаждой вглядываться в звезды. Мое детство было полно удивительных открытый. Вдобавок я был талантливым мальчиком, хорошо учился и побеждал в олимпиадах. Был из тех, кого можно назвать ярким.

Часто приходится слышать, что православные - это некие такие мракобесы с отсутствием образования и культуры. Не могу согласиться даже на собственном опыте. Потому что книги я поглощал просто пачками. Само собой, начал я с астрономии.

Поскольку вырос я в деревне (в очень красивом месте - в Горном Алтае), по ночам небо превращалось в черное покрывало, на котором кто-то рассыпал мешок с брильянтами разного размера и конфигурации. Небо Горного Алтая покоряло своей бездонностью, своей глубиной, своей космической красотой. Безлунными ночами горного Алтая ты ощущал свою принадлежность космосу. Ты чувствовал масштаб.

Сегодняшний подросток (да и взрослый человек) не видят неба. Вообще. В городах звезды не видны. Засветка от фонарей. А это очень большая потеря, серьезно влияющая на восприятие жизни, на твое воспитание. Я же - рано научился мечтать, рано полюбил вселенную. С детства ощутил, что наша планета довольно мала. Что вся вселенная, масштаб и красота - где-то там.



Книги по астрономии стали настольными и зачитывались до дыр. Самый яркий астероид - Веста. Самый большой - Церера. Соседняя галактика - Туманность Андромедры. Расстояние - 2.3 миллиона световых лет. Луна - "море спокойствия", "море кризисов"... все это разглядывалось таинственными лунными ночами в дорогой зеркальный телескоп Мицар, стоящий по тем временам целое состояние - аж 250 советских рублей!

Я выписывал Технику-Молодежи. Был такой журнал в бывшем СССР. С увлечением смотрел на конструкции летательных аппаратов. А в перерывах между чтением этих журналов с таким же упоением читал "Среди цветов".

Выписывание этих журналов обходилось родителям в копеечку. В еще большие деньги обходилось выписывание дорогих сортов георгинов и гладиолусов с Москвы. Но родители на все это шли. Спасибо вам, мама и папа, и низкий поклон за ваши жертвы и готовность поддержать любые научные изыскания своего сына. Я с горячим чувством благодарности вспоминаю эти годы.

Мои самые теплые воспоминания тех лет - это огромные, чудесные георгины, выращенные собственными руками. Сколько было трудов по прополке и рыхлению земли, по поливу, по превращению бесплодной каменистой почвы в цветущий сад. Все это окупилось сполна.

Помню, мои сверстники пили самогонку на дискотеках, вели простую трудовую жизнь, умели починить трактор, и в своих 16 выглядели на все 25. Они умели ездить на конях и пасти коров. Они умели жить в деревне. Я в деревне выглядел как молодой Гендальф, пытливо вглядывающийся в мир.

И тем абсурднее для меня звучали слова тех ребят про мою инаковость.

Мракобесом меня не называли, но отчетливо давали понять, что уважения ко мне - ноль целых, фига десятых. Притом, что я делал именно то, в чем часто упрекают религию, мол "она лишила мир астрономии, лишила мир мечты, бросила в дремучее мракобесие".

Ну вот я делал именно то, чего религия как будто бы лишила - жадно изучал космос по журналам и разглядывая в дорогой крутой телескоп, разводил цветы и занимался дома чуть ли не алхимией. И меня все равно считали чудиком. И уже в те времена я понял, что не все так просто с критикой религии. Потому что люди отнюдь не хвалили меня за мою "научность". По сути, люди осуждают тех, кто сильно от них отличается, без разбора. Ты не такой как я? Значит, ты чудик. А нормальный - именно я, само собой.

Да, от меня пахнет лошадью и моторным маслом. Ты смотришь на звезды, пока я ублажаю дам на дискотеках. Но правильный - именно я. Почему? Потому что нас таких - больше. А ты - в меньшинстве.

Вера. Вера пришла ко мне в детстве вместе с мечтой о космосе. Я уже тогда про себя понял, что чашка супа и газета с новостями в старости не то, о чем можно мечтать. Юные должны мечтать о небесах, о космосе, о вселенной.

Вера в Бога не только этому не мешала, но даже дополняла этот удивительный космический мир. Где-то там, в другом измерении или далеко в космосе (кто знает, кто знает) - есть удивительные, светлые, чистые, добрые существа, живущие в пламенной любви и непрерывном познании какой-то космической, звездной мудрости. Рай, это как мир ученых и поэтов, мир, где я ощутил бы себя со своими георгинами и жаждой любоваться небесами - своим. В каком-то смысле я еще тогда понял, что Царство небесное, пресветлый Рай - это страна для людей ищущих, высоких, для ученых и поэтов и святых воинов, благородных как Арагорн.

После поступления в ВУЗ я с изумлением увидел, что люди продолжают топтать сапогами мои мечты. Какая наука, вы что! Какая еще высота? Какая вам поэзия? Бухать давай! С девицами вон иди, балуйся.

Тогда я понял окончательно. Я стремился к облику возвышенного ученого, но даже в училище и ВУЗе на это не было спроса. Педагоги пытались выжить, выжимая из студентов ненужные в жизни результаты. Студенты в меру сил обманывали педагогов, стараясь сделать поменьше. Истинного научного пытливого горения было совсем не много. Нет, конечно, некий дух знания, сверкающие юные глаза, жажда какого-то такого соперничества присутствовали. Но - это вам не Оксфорд.

Ну поскольку парнишка я был все же ушлый, я довольно быстро понял, чего от меня хотят. Я начал давать яркие ответы на семинарах, срывая тонны лайков от педагогов. Я начал побеждать в олимпиадах. Мне начало нравится побеждать в этой практически бессмысленной игре.

Звезды были забыты. Весь этот новый мир захватил меня. И у меня на время, лет на 15 мечта о небе погасла. На нее не было спроса ни у кого. Я загорелся целью жить хорошо на земле. Я начал жить в городе. В городе звезды не видны. В городе вообще ничто крупное не видно. И ничто глобальное тут не уживается. Плюс в те времена только появлялись компьютеры и я понял, что меня эта коробочка просто волшебным образом притягивает. Я очень захотел свой компьютер. Это была та еще задача, потому что компьютер стоил как автомобиль. А родители были бедны.

Я собирал первый компьютер по деталям. Полученный результат постоянно сам перезагружался (обязательно во время набора диплома или важной курсовой, за секунду до сохранения). Дешевые комплектующие, купленные чуть ли не на рынке, давали о себе знать. Это было дешево и гнило. Но - все равно это был мой первый компьютер!

Заработок на серфинге и просмотре баров, клики по специальным оплачиваемым письмам, заработок в интернете, книги "Богатый папа, бедный папа", и "Как стать миллионером" Наполеона Хилла завертелись в безумном угаре в моем сознании. Интернет вошел в мою жизнь азартным вихрем, и словами "хакер", "фрикер", "халява", и прочими волнующими вкусностями вкупе с мыслями о фантастическом и очень удобном заработке в интернете.

Это было интересное время. Время новой мечты. Я грезил жизнью на далеких прекрасных островах, с ноутбуком в сумке и солидным счетом в банке. Путешествует некий такой мудрый парень-гений по миру - неузнанный, загадочный и тайный. Путешествует и познает мудрость.

Все это оказалось миражом.

Я пытался делать бизнес, но неудачно. А близкое знакомство с миром больших денег показало, что в этом самом мире живут кошмары отнюдь не скромного размера. У акул бизнеса хорошо разработанная пасть размером с Эверест непрерывно щелкает, поглощая конкурентов, и всех, кто мешает "делать деньги". Заработок в интернете так и остался фикцией. Да и годы подошли к 40 вплотную. И да, я задался тем самым пресловутым вопросом.

Неужели это все?

Неужели больше ничего?

Нет чудес, нет звезд, нет радости, нет свободы и открытия? Неужели пришло время навсегда закрыть книги Жуль Верна и старчески покашливая, приучать себя к чтению юридического вестника, в котором публикуется информация о закрытии той или иной фирмы?

Дорогие друзья, я в жизни повидал многое. И мир бизнеса и мир немаленьких денег, и неплохую дизайнерскую одежду, и хорошие интерьеры. Друзья, я свидетельствую - без идеи, без мечты все это просто прожигание отведенных тебе часов, роспись в книге о том, что ты живешь без цели. Ты можешь думать, что цель у тебя есть. Но это все - фикция. Компьютерная игра, соревновательный бег - с соседями, конкурентами по бизнесу. Цель которой ощутить себя лучше, быстрее, выше. Но все это сон разума.

И я вновь вспомнил о вере. Вновь начал ходить в храм. Вновь начал петь на клиросе, как когда-то давно. Господи, это оно. То самое чувство, когда ты значительно беднее, но чувствуешь себя сто крат богаче. У тебя вдруг появился смысл жизни, которого раньше не было. Ты - вновь видишь звезды. Ты вновь способен мечтать. Над тобой вновь не бетонная крышка невидимого гроба, а беспредельное пространство.

Если вы любите звезды, если вы любите мечтать - подумайте о Боге. Бог - это не странные однотипные фразы вроде "Иисус любит тебя" и не "золоченое облачение священников". Бог - это Личность с большой буквы.

Да, тут можно ошибиться и ошибиться крупно. Принять идею о Боге в душе и остаться ни с чем. Точнее, только со своей душой и останешься, без Бога. Потому что Бог просто так в душу не войдет. Душу сначала прибрать надо. Креститься, Евангелие читать (чтобы вообще понять Его - Бога и Его действия).

Но вверху - звезды, вверху - беспредельность, вверху - Бог. И я считаю, что лучший путь к Нему - Православие. Я проверял самые разные пути. И самым беспредельным, тихим, загадочным, волнующим и поистине космическим был путь именно через Православие. Потому что как звезды высоки - так истинное православие глубоко. Оно - про дружбу с небом. Православие - про то, как обрести друзей среди ангелов, среди святых, о том, как услышать неземную тишину и особую тихую радость бытия. И православие о том, как вновь стать сыном Богу. Сыном настоящим - драгоценным, желанным, горячо любимым. Никакой доллар не посмотрит на тебя пламенными глазами, полными любви. Никакой дом не обнимет тебя так как способен обнять Бог.

Настоящие, вечные потребности человека любить и быть любимым, быть свободным, и вновь научиться летать оживают в православной вере.

Соборная молитва по соглашению "Доброуст". Кол-во имен не ограничено!