Зачастую обывателю красота христианства не видна. Для него православие - это нечто дремучее, с огромной бородой как у лесовика, которая тянется из грязных веков и полно чванливого мракобесия. А ведь это не верно. Свинья везде грязь найдет и на лице прекрасной девушки можно прочитать несуществующие признаки распутности. Было бы желание.

А ведь есть глубокое, подлинное христианство, столь красивое, что дух захватывает от этой небесной чистоты и глубины. Зачастую обычные люди увидеть это могут только если им подсказать. А подсказывают те, кто всегда живут между двумя мирами, чей внутренний мир постоянно натянут как струна - художники, поэты, музыканты... И вот я решил обратиться к тому, как видят прекрасное в христианстве художники, те что в теме.

Главное в христианстве, самая соль, то, ради чего и стоит быть им - православным - это благодать. Так называется особое возвышенное состояние, во время которого душа переживает особую радость, особую чистоту.

Представьте себе, что вы только что побывали на мрачном скандале, полном грязных обвинений, в грязной комнате, в которой даже воздух невидимо дрожит от гнетущей атмосферы. Накуренный воздух отдает последние остатки кислорода, а в душе (ну или организме, как вам угодно) - такой мрак, такая опустошенность.

Вас переполняет и неясное смятение и скомканное чувство вины, и ощущение полной путаницы в голове да, наверное, и в жизни.

А потом представьте себе полярное этому ощущение. Душа (ну или тело) наполнено радостью, но не мрачной, типа "ха-ха, наконец то у соседки проблемы...есть Бог на свете, есть...ха-ха, так ей и надо", а чистой...радость ребенка, увидевшего маму, радость первому подснежнику, радость ощущать себя чистым и свободным от мрака, радость какой-то необычной жаркой любви, которую ты ощущает к себе, и приходящую неведомо откуда. Необыкновенное возвышенное и жаркое чувство, возникающее в душе православные и называют благодатью.

Мне недавно сказали, что, наверное, испытать благодать - это здорово. Задумавшись над ответом, я спросил себя "а насколько уместно этому состоянию это слово"? Это не просто здорово. Наш язык ограничен.

Вот, например, здорово иметь хороший автомобиль. Да и здорово, когда есть работа, если муж хороший да работящий. Все это здорово. Но это слово совсем не передает эмоции от благодати в душе.

Православные меряют свою жизнь, оценивают ее по особым людям, которые коллективным православным разумом признаны святыми. Это признание не похоже на признание заслуг перед партией или родиной. Это признание основано на предположении о наличии у человека благодати в душе, признака того, что этот человек пропитан красотой высоты духа насквозь и он сильно отличается от стандартного рядового обывателя.

Я думаю, что у таких особых людей есть нечто, что выделяет их из толпы. Выдающаяся воля к добру. Жажда неба и небесного до такой степени, что человек готов в буквальном смысле "на все". Подвиг ради неба становится потребностью.

Что заставляло великого православного святого Серафима Саровского стоять на холодном камне 1000 дней, вознося покаянную молитву Богу? Что позволяло мученикам первых веков христианства идти на смерть, выдерживать страшные мучения, но не предавать своей веры и, конечно же, не предавать своих персональных отношений с Христом?

Это та самая выдающаяся воля к добру, которая мной воспринимается как царственный, пылающий камень души. А еще это жажда доказать небу свою преданность. Православие говорит - "станьте высокими и тогда Христос увековечит вас, он сохранит вашу личность навечно, потому что вы -ценны". О да, Христос увековечивает то, что царское уже по определению - самые драгоценные наши чувства. Но это то, что мы можем отдать Богу. Однако же Бог может дать нам неизмеримо больше. Наделить человека чем то совершенно уникальным.

Я называю эту малопонятную духовную материю "печатью вечности". Это энергия, ощущение, эмоция, все в совокупности, исходящее от святого. Наиболее сильно этот элемент прослеживается в момент смерти святого. Например, проследите как умирал великий праведник Серафим Саровский.

Просто узрите и прочитайте это между строк его жития, как жизнь гаснет в его бренном теле, и из куколки вылупляется дивной красоты бабочка, ощутите, как его душа медленно покидает тело и...на его личность, на его душу, на самого Серафима Саровского ложится эта самая "печать вечности".

Это особая форма тишины души, когда больше нет страстей, больше нет борьбы с врагом (под которым понимает особо персонализированный источник скандалов, зависти, интриг и всего того, что так уродует наши с вами души), это особая тишина, заполненная удивительным шепотом Бога, когда твоя душа, легкая как звездный свет, обрела Его - высший смысл бытия. Это наполненность таким высоким смыслом, что у меня начинает щемить сердце. Чтобы особо остро это ощутить, посмотрите на смерть обычных людей (нас с вами), которых мотает житейским штормом как утлую лодчонку в девятый вал. Смерть пугает нас.

Я, как певчий, бывал на отпевании самых разных людей. Вы даже не представляете, до какой степени разная атмосфера на похоронах разных людей. Иной раз дышать не возможно. И не от запаха тела, нет. Просто само пространство вокруг этой квартиры, этого дома мучительно стонет.

Но я видел уникальные смерти. Смерти тех, кто прожил очень светлую жизнь. Легкость весеннего дня, светлая грусть расставания с ушедшим в прекрасную страну. И хотя в молодости (да и вообще всегда) о смерти говорить не хочется, умирать, хочешь-не хочешь, а придется.

А теперь давайте вернемся к основной теме статьи. Как вы помните, разговор начался с того, что в картинах можно передать то, о чем я пытаюсь тут писать, да все никак передать не могу.

Наверное, вы помните историю тройного убийства фанатиком-сатанистом на Пасху трех человек в Оптиной Пустыни, одном из самых знаменитых православных монастырей в мире. Убийство было совершено по религиозным мотивам, и пропитано ненавистью к христианству и христианам. По канонам православной церкви, убитый на веру считается святым просто по умолчанию, ибо его смерть - итог его веры.

Такие люди объявляются церковью мучениками (свидетелями веры), и почитаются наиболее высоко. В самом деле, в смерти нельзя лгать, и если ты готов ради чего-то умереть - ты воистину в это веришь.

Про трех убитых ребят художники написали картины. Их несколько, но я выделил одну. Потому что она отражает то, что я хочу донести.

Оптинские новомученики


Смотрите, как обычные вроде бы лица, хотя и очень чистые, обрели эту печать вечности. Вот посмотрите, как у стоящего справа монаха взгляд устремлен в бесконечность. Он уже спокойно и величаво осознает бесконечность своей жизни, он переживает прямой контакт с Богом, он держит свечу в руках, и эта свеча как прообраз его пламенной души, невидимо предстоящей сейчас вечному престолу Творца Вселенной.

На его лице вроде нет радости, но то, что он испытывает в настоящий момент, радость иного порядка, это богоподобная радость, это заполненности вселенским смыслом бытия, и это великая ответственность - ведь сам Владыка вселенной доверяет тебе. И на лице и во всей позе этого монаха - сквозит понимание этой великой ответственности.

А теперь посмотрите на монаха слева. Он смотрит не куда то вдаль, он смотрит в себя. И что же он там видит? Вселенную. Он видит в себе богоподобную бесконечность, он ощущает глубину мудрости.

Кажется, будто он очень древний, будто ему - миллионы лет и он видел молодость этих звезд, которые тихо горят на заднем плане, не смея заглушать пылающий факел его души.

А центральный монах как будто главный среди них, и он смотрит на зрителя, но реально - он смотрит на Бога и как бы говорит "Тебе, Владыка Царю, приносим тебе наш дар - нашу кровь и нашу жизнь". И монахи справа и слева - как будто оруженосцы у офицера, удостоившегося этой великой чести - служить в небесном воинстве Царя Царей.

Вот и где здесь мракобесие или чванство или то, за что ругают христианство. Ругать эти образы, хулить святость можно только в том случае, если подсознательно ты чувствуешь свою собственную грязь, и проникаешься подсознательной острой завистью к тем, "у кого получилось стать иными".

Каждый может пройти пусть святости, в том же и прелесть...ведь любой путь начинается с самого первого шага. С крещения. А если уже крещен - пусть изначально редкого посещения церкви. Православной церкви. И тогда путем наблюдения за собой вы увидите это. Вот постоял в храме, и если реально был открыт для принятия атмосферы храма, и реально хочешь понять, "есть ли тут Бог" - вы остро ощутите "то самое" - легкое дыхание свободы, намек на то, что вы можете стать свободными. От мрака в душе. Ибо это и есть подлинная свобода.

Соборная молитва по соглашению "Доброуст". Кол-во имен не ограничено!