Я прожил пустую жизнь. Нет-нет, не подумайте ничего такого. Я жил как все. Ходил на работу. Пытался развлечься и "поймать свой интерес". Ходил в кино, в рестораны и по магазинам. Занимался и спортом и немного литературой. Мне казалось, что моя жизнь насыщена, но... Шли годы. Шли десятилетия. Незаметно пришла и старость. А за ней - смерть. И тогда обнаружилась...

И тогда обнаружилась вся пустота моих целей, коими я жил при жизни. Куда-то спешил, но до главного - не дошел. Не успел. Стало поздно. Всю жизнь стремился что-то купить, что-то продать. Но главного - не приобрел. Стало поздно.

После смерти я покинул мрачный город моей земной жизни. Подальше от выхлопных газов и неоновых реклам. Потому что из этого, настоящего мира стало особенно очевидна холодная неестественность задыхающегося в развлечениях города, в котором я прожил так долго, целую жизнь, но главного - не приобрел.

Сейчас я нахожусь в заплаканном осенним дождем кленовом лесу. Вся земля усеяна опавшими золотисто оранжевыми листьями, по которым тихо стучат редкие капли дождя. Ложбины в лесу устилает стелющийся по земле туман.

Сквозь поредевшие листвой деревья видно пасмурное низкое небо, поющее печальную осеннюю песнь засыпающей земле. Я призраком скольжу между деревьями, ощущая внутри печаль и одиночество.

Время от времени я уютно устраиваюсь между корней засыпающих деревьев и погружаюсь в тихий мерцающий сон-полудрему без сновидений. Потом оживаю и начинаю скользить туманной змейкой между кучками прелой листвы.

Вдруг я ощущаю странное волнение...впереди находится нечто, что притягивает меня. Ах да...старое кладбище, где много веков назад было похоронено мое бренное тело. Кладбище давно заброшено, и лишь покосившиеся выцветшие кресты намекают случайному гостю этих мест, что когда-то здесь было захоронение особых людей, неупокоенных душ.

Я тихо скольжу по болотистой пленке воды на краю кладбища, ловко огибая покрытые мхом кочки, которых оседлали крупные лягушки с выпученными глазами. Сегодня их день, их пир. Капли дождя барабанят по траве и оставляют расходящиеся круги в болотистой воде, как некие неслышимые заклинания, понятные лишь духам воды и дождя.

Я приподнимаюсь на два метра над землей и окидываю взглядом простое гранитное надгробье. Оградки уже давно разрушены и освободившуюся территорию облюбовали бессмертники, как таинственные огоньки душ из загробного мира, они стоят на страже покоя мертвых. Но нет мне покоя, пока не прозвенит ясная и грозная труба небесного воеводы, призывающая души мертвых соединиться с их телами.

Меня и ужасает и манит эта перспектива. Я столько веков живу в этом печальном лесу, где моими беззвучными собеседниками стали лишь капли дождя, да бессмертники грустно кивают своими венчиками на мои вечные печальные вопросы. Они не знают ответа...Ответы...может, их я получу, услышав ясный звук архангельской трубы. А пока...лишь дождь мерно стучит по моему надгробию, на котором пророчески выбиты когда-то давно пришедшие на сердце слова "Дождь идет уже целую вечность..."

Дождь идет и в моей печальной душе.

Ну почему я не расслышал во время своей земной жизни обращение Бога к себе?! Истина была рядом. Она не пряталась. Она не скрывалась. Но я так хотел чувствовать себя уверенным, сильным, современным, умным, живущим согласно фактам, да понимающим толк в жизни. Мне не хотелось думать, что есть другой мир. Другая жизнь. И что к этой жизни нужно готовиться. Я не дал себе права мечтать. И ошибся.

Ах, тогда этот мир казался полной утопией. "Да-да" - грустно соглашаются печальные венчики-колокольчики грустных цветов на моей могиле. Да-да, я чувствовал себя на коне, ощущая в кармане деньги, в брюхе - вкусный ужин, и созерцая по телевизору очередное шоу. Все как у всех.

А ведь сердце время от времени тревожно вопрошало "неужели это все, дружище... неужели это и есть венец бытия Человека"? Сорт пива позабористее, да девку под бок попышнее? Или "знания", которые позволяют выглядеть "умно" перед окружающими, но ничего не дают умирающему и тем более таким, как я? Здесь наши земные знания бесполезны. Здесь другой мир.

Звал меня Бог к себе, звал. И статьи я разные читал, и в интернете видел призывы обратиться к Богу. Да как-то все, знаете, мимо. Иногда добродушно, иногда зло подсмеивался. Вижу, что знаете. Узнаю это выражение в глазах. Вроде понимание, да равнодушное. Знаем все, да земное тянет. Завтра на работу, потом ужин, телевизор. Все как у всех. День за днем. Год за годом.

И вот теперь я - неприкаянный. И у меня есть много времени подумать о том, что я сделал не так.

А что я сделал не так?

Да ГЛАВНОЕ я сделал не так.

Сейчас я уже знаю - главное богатство человека это знание Бога, любовь к Богу, дружба с Богом, жажда Бога и стремление к Нему всю жизнь. Это знание пришло ко мне запоздало. Когда стало поздно. Но из своего мира я взываю к вам и прошу прощения. Простите меня за пустую жизнь и не повторяйте моих ошибок. День, прожитый не для Бога - прожит зря. А как прожить день для Бога? Да очень просто. Каждый день надо вспоминать Бога и делать что-то доброе хотя-бы для одного человека, как для Бога.

Ну и молитва, как же без нее. Пусть простая. Пусть неказистая. Но от сердца.

Сейчас бы я молился, молился сутками, молился со всеми полевыми цветами под этим промозглым печальным дождем. Да совесть, жгучая совесть преклоняет мою голову к сырой, пахнущей прелой листвой земле. "Ты Бога на земле не искал, а сейчас уже поздно, Бог не слушает молитвы отверженных небом". И сами собой замирают слова молитвы на устах. Столь же нелепо звучат неуверенные просьбы о прощении из уст предателя. Право на сильные, святые слова надо заслужить. Я их - не заслужил и слышу лишь тихий стон своего сердца.

Простите меня за пустую жизнь...

И не повторяйте моих ошибок.

Ибо цена ошибки будет слишком страшной. Ибо в этом мире мы уже не встретимся. И не поплачемся друг другу в жилетку. Здесь никто не встречается ни с кем и обречен лишь на одиночество до суда. Если только ты не в Боге. Если только ты не у Бога.

Да, иногда до меня долетают небесные, ликующие, полные звенящей радости песни небожителей. Это бывает нечасто и в этом есть особое милосердие Бога. Слышать чужую радость, песнь о вечной любви, жадно прислушиваться к чужому ликованию тяжело. Ибо ты всем нутром ощущаешь - ты не искал Бога при жизни, ты не искал общения с небом и миром святых при жизни. А сейчас - каждый - со своими. Святые и радостные друг с другом. А мне - лишь это тихое болото с дождем и кувшинками.

Тихо клонится солнце к закату.

Замирает лесная жизнь.

Замирает и моя окаянная душа, устроившись на ночлег возле очередных корней дерева. Ночная тишина позволяет мне углубиться в океан моих печальных мыслей, ведь мой внутренний палач никогда не спит. Он всегда - снова и снова будет вопрошать о вечном, о необходимом, но - не сделанном при жизни. Я мог бы почитать Евангелие. Но - отложил. Так и валяется в шкафу. Я мог бы почитать книги о вере. Посмеялся и забыл. Я мог бы поинтересоваться жизнью святых, как никак, на одной земле живем. Точнее, жили. Но - и это прошло мимо меня.

Как выяснилось, вся жизнь прошла мимо меня. И что теперь точно не пройдет мимо меня, так это суд. И желанный и страшный. Сначала я услышу ясный золотой звук небесной трубы, звук великого архангела и небесного воеводы. А потом... А потом мгновения или часы, или минуты трепета перед святым Богом, пришедшем в роли Судьи. Который будет судить меня не за мифические "грехи", а за бессмысленность моего бытия и пустоту дней моей жизни.

И я взываю к вам, еще пока живым - простите меня за пустую жизнь.

И не повторяйте моих ошибок.

Соборная молитва по соглашению "Доброуст". Кол-во имен не ограничено!