Мир веры - это мир мечты, мир чуда. И одним из самых обидных, больных, невыносимых свойств мечты является очень высокая хрупкость материала, из которой мечта соткана. И иногда чья-то вера разбивается. Чтобы либо возвратиться вновь спустя долгие года, либо так и остыть на земле безжизненными кристаллами льда...

Над чужой трагедией, чужой болью потешается толпа. "Смотрите, мол, смотрите".... И на волне ироничного глумления как-то теряется из виду потерянное лицо самого человека, созерцающего у своих ног разбитые осколки чуда.

Вот только что было и нету.

Вот вчера была радость, а сегодня...

А сегодня человек, зачастую к ужасу самого себя, начинает высмеивать себя вчерашнего. Мне всегда делается неловко в такие моменты. Как неловко за лажающего на сцене музыканта или артиста комичного жанра, под чьи шутки не смеется зал. Как жалко, когда человек теряет лицо.

Что же..

Сегодня потеря одного лица больше не является катастрофой. Ибо люди стали как Янус - двулики. Впрочем, Янусу нас не догнать, ибо у нас куда больше двух лиц. У нас их накопился целый гардероб. И где тут зачастую заметить, что из горы резиновых масок исчезло оно - настоящее, подлинное, мужественное, прекрасное лицо Человека.

Момент веры, исповедничество веры - это момент подлинности в любом человеке. Чему-то поверил, значит - отдал этому свое сердце, проголосовал своей душой. А значит, и сердце и душа у тебя еще есть. Момент полного неверия всему и вся называется цинизмом и это - смерть на двух ногах. Ходит, шутит, смеется, иронизирует. Но больше - не живет. Даже если считает иначе.

А ведь все в мире чему-то учит.

Ньютона яблоко заставило задуматься о невидимой силе, притягивающей вещи друг к другу. Размышление о Боге в великой фантазии Клайва Льюиса подарило людям Нарнию. Мечта о прекрасном, благородном мире с истинными отношениями, основанными на чести и мужестве подарило нам Средиземье и эльфов с хоббитами. Призвание ученых найти ответы улучшает качество обслуживания наших, если угодно, тел. Жажда поэтов и писателей найти ответы порождает удивительные миры - пир духа истинного романтика.

Чему же учат трагедии?

Тому, что все в мире преходящее?

Неужели никто и ничто не может избежать энтропии, распада, разрушения и даже вера не может сопротивляться всесильному безжалостному потоку времени? Это был бы слишком страшный ответ. Да и против него целый святой легион подлинных, прекрасных людей.

Святой и великий полк людей с большой буквы, истинных Человеков, которые сказали громкое и ясное "НЕТ" перед лицом любой опасности, засвидетельствовали - "ВЕРА вечна, вера славна". Мученики веры шли на смерть. Более того, они шли к палачам, видя уготованные инструменты пыток и понимали. Смерть лишь избавление, а самое страшное - лежит и поблескивает холодным смертоносным металлом под ласкающей рукояти рукой безжалостного садиста-палача.

А значит, не тому нас учат трагедии. Веру нельзя убить временем или пытками. Такова природа истинной веры и истинной любви.

Но окровавленные дымящиеся осколки чужой мечты продолжают взывать немым вопросом "почему... почему этот прекрасный человек потерял веру... почему пустился во все тяжкие". И у меня есть своя версия.

Вера тухнет там, где человек не смог найти себя в этой вере. Иногда человеку нужен настоящий подлинный подвиг в вере, а иногда - напротив, каждодневный монотонный труд по преодолению себя. И ждавший драйва - разочаровывается.

Все ошибаются. Хрупкий сосуд мечты выскальзывает из рук даже лучших.

Более того, каждый из нас либо тихо растет ввысь, либо - деградирует. Стоять на месте невозможно. Жизнь человеческая - не столб, а путь. И есть лишь один верный путь - это путь подвигов. Иногда громких, иногда тихих. Но всегда подвигов. И уходит жизнь на то, чтобы найти его - тот самый, свой главный жизненный поступок, дело всей жизни. Которому отдашь сердце и которое будет жертвой небесам.

Потеря веры - всегда потеря дела, потеря смысла, потеря пути. А зная эту нехитрую истину, можно сказать себе "моя вера - мой путь...а путь нуждается в карте, в планировании, в стратегической разработке методов защиты своих идей".

Молодые и горячие часто бросаются во все тяжкие, не рассчитывая заранее, где окажутся через 5, 10, 20 лет. Наверное, поэтому я так настороженно отношусь к православному активизму, к всяким политическим христианским инициативам. В этой фазе можно зависнуть надолго. Более того, это занятие может понравиться больше самой веры.

Потеря веры - всегда проблема отсутствия должных поступков. Если веру потерял - чего то важного в этой своей вере ты не делал. Больше ожидал, меньше отдавал. Или делал, но не то. Старался, но встал не в ту очередь. Говорил слова, да не те. Вел за собой, да не туда.

А куда надо?

Туда, где есть любовь и уважение к другому. Без политики. Без лозунгов. Без призывов менять мир.

Я еще не видел, чтобы кому-то надоела любовь или уважение. Любовь. Как говорил апостол Павел "любовь никогда не престает", то есть, не может закончиться или иссякнуть. А значит, и вера, основанная на любви, разбиться не может. Волшебный ингредиент превращает хрупкий сосуд в царственный брильянт. И ему нипочем любые столкновения со сколь угодно твердой поверхностью. Брильянт и будучи обороненный в грязь, не теряет своего блистающего величия.

Такова подлинная вера святых.

Мы пока не являемся носителями такой веры. И это повод быть осторожными. И отчаянно искать тот самый ингредиент. Искать способ делать дела любви. Дела, а не слова. Иначе вера засохнет. И она гарантированно сохнет в тех, кто уповает лишь на внешнюю, картинную сторону веры. Ибо подлинная вера - это мечта, ее лайками и кол-вом репостов не измеришь.

Я много раз видел и в священниках и простых верующих, как утонченное изысканное риторство не выливалось в добро. Ведь добро измерить так просто. На лицах людей, встречающих доброго расцветают улыбки, а лица начинают светиться радостью. Идет добрый, идет любящий, идет творящий добро. И - не надо даже притворяться. Как-то само собой лицо расслабляется и на него с небес снисходит выражение искренней радости.

Мы таковы? Люди искренне нам радуются? И в этом точно нет лести?

Величайшая возможность обрести радость для человека даже в темные времена - это отдавать, быть донором, быть милостивым. Отдавать можно себя и свое хорошее настроение, отдавать можно теплые слова поддержки, отдаваться можно любимому и нужному делу. Небольшой комплимент, замеченное маленькое дело, сделанное другим, поддержка словом и иногда и кошельком - таков путь доброначальствующего. Ласковые слова, покладистость, ровное хорошее настроение - таков путь доброго семьянина. Искреннее тепло коллегам и знаки доброго внимания к работникам - таков путь доброго работяги.

Ведь милость невозможно представить без мудрости. Без мудрости милость подслеповата и идет по жизни, руками ощупывая дорогу перед собой. Мудрость дает возможность понять мир вокруг себя, изучить себя и свои возможности, и совместить свои возможности с нуждами других.

Иной, бедный кошельком, но широкий душой, может делиться улыбкой, а у кого-то хорошо получается вести дела и он может помогать материально. Милость, донорство радости не сводится к копейке в кружку. Это отдача лучшей части себя, той, что отыскана мудростью....

Ищите святое дело, друзья!

Соборная молитва по соглашению "Доброуст". Кол-во имен не ограничено!