Часто озвучивается, что "научные доказательства не нуждаются в вере", и этим они лучше религии, постулаты которой приходится принимать на веру. Наука и религия противопоставляются, причем наука выглядит куда привлекательнее в гонке фактов о мире. И тем не менее есть то, что делает религию и науку родственниками. И религия и наука одинаково основаны на вере.

Научные доказательства не просто нуждаются в вере, а совершенно необходимы ученому. Ученый без веры не способен создавать теорий, потому что не способен делать первичных предположений. А значит, попросту не способен быть ученым. Часто люди, настроенные на отрицание Бога, указывают на отсутствие неких "фактов", согласно которым можно было бы "доказать" или "опровергнуть" существование Бога и загробной жизни. И в противовес предлагается наука. Вот, мол, наука - она то с фактами работает. И снова ложь. Или добросовестное заблуждение.

Наука, как и религия, работает с предположениями. Можно было бы сказать "но наука и не говорит, что теория - есть истина в последней инстанции". Наука спокойнее в отстаивании своих теорий, но во всем остальном, наука делает все те же предположения о мире, как и вера. И потому не может быть использована как аргумент против веры, так как в основе своей тоже сначала строит модель, основанную на предположениях.

Ученому приходится быть изрядным фантазером, чтобы выдвинуть первичную теорию. Может, хлеб портится, потому что на нем поселяется колония крошечных грибковых организмов? Забавно, но а вдруг? А может, время это квантовая жидкость? А может, материи не существует?

Ученый просто обязан задавать странные вопросы. МНОГО вопросов. И очень часто ученые делают выстрел мимо. И не хватит никакой статьи, чтобы описать вполне добросовестные заблуждения ученых. То есть, обычных ошибок, когда ученый делал предположение, впоследствии оказавшееся достаточно бредовым. Например, до 1953 года ученые считали, что ДНК нужна в организме для синтеза фосфора. И так было до открытия Уотсона и Крика в 1953 году. Ученые на полном серьезе (и среди них Исаак Ньютон!) занимались алхимией, пытаясь превратить свинец в золото.

Многие врачи два века назад НЕ ВЕРИЛИ в существовании болезнетворных бактерий, не смотря на уверения ученого Луи Пастора. Легко могу представить себе их аргументы, напоминающие сегодняшние споры атеистов с верующими. Луи Пастор - "есть орагнизмы настолько малые, что их не видно глазом, но они есть, размножаются внутри тканей и результаты их жизнедеятельности отравляют организм". Ответ врачей - "Ты что там у себя куришь? Ты себя со стороны слышишь? Невидимые! Организмы???! Может, еще про невидимого розового единорога расскажешь?"

Знакомый диалог?

Итальянский астроном Джованни Скиапарелли в 1877 телескоп разглядел и создал карту каналов Марса. Согласно этой информации он выдвинул теорию, что на Марсе есть жизнь и марсиане. Впоследствии, в начале 20 века, эта популярная теория была использована в фантастическом романе Алексея Толстого "Аэлита".

Сегодня невидимый Бог вместо бактерий стал яблоком раздора.

Наука научилась работать с невидимыми объектами. Линейные и кольцевые ускорители позволяют нам проникнуть в тайну элементарных частиц и узнать, как устроена материя. Строго говоря, сегодня, в век науки, как никогда ранее можно было бы допустить существование Бога. Ведь есть и идея множественности вселенных (других измерений, проще говоря), и есть доказательства (вполне научные), что жизнь может быть не только белковой. Слово "невидимый" более не должно было пугать людей в век нанотехнологий. Другими измерениями трудно удивить кого-либо, воспитанного в духе голливудской фантастики. Но выдвигать теории о существовании небелкового энергетического сверх-разума вроде как ненаучно?

Мы готовы запускать дорогущий проект SETI, заточенный на поиск необычных радиосигналов из космоса, но не готовы допустить существование разума в ином измерении? Допускаем существование "братьев по разуму", но этот "брат" ни в коем случае не должен оказаться разумнее и могущественнее нас? Почему этому разуму отказано в праве быть похожим на Бога из-за своих выдающихся возможностей?

Почему мы не даем право на жизнь всего лишь еще ряду теорий? Ведь тем самым мы дадим религии сделать то, в чем упрекаем ее сегодня - УТОЧНИТЬ данные о мире. Мол, наука то работает на постоянное уточнение данных. А религии мы и права на уточнения не дадим?

Многие не хотят давать такого права. Религия, мол, должна напоминать матрешку - веселую и забавную. Мы будем с одной стороны упрекать ее в отсутствии серьезных исследований (хотя по факту они ведутся со стороны науки), а с другой - стараться всячески игнорировать все, что делает религию серьезным дискуссионным вопросом, отрицая все созданные наукой смежные теории о параллельных мирах, сознании без носителя, небелковой жизни, и необъятности вселенной (где может быть, строго говоря, вообще все что угодно). Религия должна быть смешной, говорят атеисты. Но делая религию смешной, атеисты автоматически смешивают с грязью человека, которого религия возвысила до очень высокого статуса. Только человеку религия обещает вечную жизнь.

Можно прийти к грустному выводу, что некоторые представители человечества просто не хотят, чтобы теория Бога даже существовала. Неважно, насколько убедительными будут доказательства. Христа распяли, видя Его в глаза. Видя Его чудеса. Мошенник не создал бы такого резонанса и не собирал многотысячных толп. В древнем мире люди не церемонились с неудавшимися фокусниками. "К львам" (с). Сегодня история повторяется и свидетельства людей, говорящих "что-то в вере есть" - напрочь игнорируются и высмеиваются.

Да, у религии непростые страницы истории. Иногда свои теории она отстаивала излишне горячо. Но и она развивалась, пройдя путь от Ветхого завета до философских трудов Лосского и Бердяева. Как и наука, религия уточняет, углубляет собственные постулаты, обогащает их новым пониманием. И этим весьма далека от матрешек.

Сегодня наука по новому может рассказать нам о Боге. Появилась реаниматология. Люди начали рассказывать об удивительных переживаниях в состоянии клинической смерти. Допустим, это какие-то особенности работы умирающего мозга. Но создать теорию о сознании, не связанном напрямую с мозгом мы можем? Создавать теории - это научно?

Стюарт Хамеррофф (анестезиолог) и Роджер Пенроуз (физик) выдвинули теорию о том, что наш мозг работает на квантовых принципах и может работать даже без материального носителя. Это теория. Достаточно смелая и даже маргинальная. Но - теория. Почему она отбрасываются? И продолжают использоваться заезженные аргументы "да у вас же все не научно, у вас нет фактов"? Наличие множественных свидетельств в фазе клинической смерти - это факты. Они стали доступны из-за развития медицины.

По сути, религия, это наука, выдвигающая всего одну, но сверхсложную и глобальную теорию. Да, эту теорию необыкновенно трудно доказать современными методами. Но это и самая интересная теория на свете. И избегать работы над ней - это быть начисто лишенным научных познавательских амбиций.

Я ЗА науку и ЗА амбиции.

Ответственные ученые по-прежнему будут делать предположения о вселенной. И, когда-нибудь, наши способы познания позволят нам встретиться с Богом. Если раньше мы не уничтожим друг друга, проигнорировав христианский призыв - "возлюби ближнего, как самого себя".

Соборная молитва по соглашению "Доброуст". Кол-во имен не ограничено!